Всё и обо всём

14 965 подписчиков

Свежие комментарии

  • Рушан Мухамеджанов
    оливковое масло -это и есть древнеславянский рецепт? н-да...Печень. Как сохра...
  • Владимир Шебзухов
    Дохлый осёл Владимир Шебзухов                "-- А сколько будет дважды два?                 -- Так покупаем мы иль п...Как Мойша дохлого...
  • Алла Дубинина
    Интересно  решиться  ли наш Роспотребнадзор  на  продукты  из  Китая  просто  обозначить  страну  производитель?А  мы...10 продуктов из К...

Борьба за континентальный шельф

Борьба за континентальный шельфВ августе 2015 года Российская Федерация подала в ООН новый вариант заявки на расширение границ континентального шельфа в Северном Ледовитом океане. На этом основании страна может расширить ареал своего экономического приоритета над дополнительными акваториями и природными ресурсами их недр.

 

Однако вместе с Россией на «дополнительные» районы Северного Ледовитого океана претендуют и другие страны. Свои границы, континентальные шельфы, исключительные экономические зоны в Арктике имеют восемь государств: Россия, Канада, США, Норвегия, Дания, Финляндия, Швеция, Исландия.

 

Какова же история этого вопроса?

 

Борьба за континентальный шельф

 

Арктика: начало

 

Парадокс в том, что нет даже единого мнения, где именно начинаются границы арктической зоны. Казалось бы, логично считать такой границей Северный полярный круг, то есть 66-ю параллель. Однако она проходит по самому северу Европы, зато южная часть Гренландии, две трети Аляски и почти вся Чукотка расположены южнее нее и, получается, по этому критерию Арктикой считаться не могут.

 

Поэтому в 1950-х годах появилось предложение считать южной границей Арктики 60-ю северную параллель. Она проходит через Магадан, по югу Аляски, касается самой южной части Гренландии… Однако в Европе на этой параллели в ряд устроились такие города, как Берген, Осло, Стокгольм, Хельсинки, Санкт-Петербург… вряд ли их можно назвать полярными.

Но если широтность не может считаться однозначным признаком принадлежности к арктической зоне, нам нужны дополнительные критерии, и один из них — средняя температура июля.

 

В Арктике температурный режим имеет особенное значение — так, низкие температуры ограничивают зону выращивания злаков и возможность вести привычное сельское хозяйство. Именно поэтому ряд американских и европейских ученых в те же 1950-е отнесли к Арктике почти треть Норвегии, Финляндии, Карелию, регионы вокруг Гудзонова залива в Канаде и большую часть Сибири. Однако июльская изотерма в +10°C извивается весьма прихотливо — в Тихом океане она огромным пузырем выдавливается на юг, вплоть до Алеутских островов.

 

Известны предложения по проведению границы Арктики по южному переходу тундры в лесотундру и тайгу — сегодня это несложно сделать, имея на руках снимки из космоса. Граница может учитывать и другие факторы: освещенность, погодный дискомфорт и т.?п. — и вопрос о ней совсем не праздный. Он напрямую связан с оформлением льгот и надбавок, связанных с работой в особо сложных условиях, которые приняты у всех северных стран. В результате разные государства используют собственные критерии для проведения границ Арктики. Например, в России учитывается связь с Северным морским путем. Берег Ледовитого океана, без сомнения, уже Арктика.

 

Борьба за континентальный шельф

 

Тревожные берега

 

Береговая линия Северного Ледовитого океана сформировалась, по геологическим масштабам, буквально «вчера». Этот океан — самый молодой на планете. Существует мнение, что его вообще можно считать продолжением Атлантического. Грандиозный Срединно-Атлантический хребет, начинаясь еще у Антарктиды, тянется прямо в Арктику, где разбивается на отдельные «ответвления», такие как хребет Гаккеля.

 

Ледовитый океан выделяется еще и тем, что имеет самую большую площадь шельфа: глубины до 200 м занимают не менее 40% всей его площади. Со стороны Евразии он изрезан затопленными долинами рек — начиная от Северной Двины и Печоры на западе до Индигирки и Колымы на востоке, — которые уходят на глубину почти до 100 м. Видимо, в прошлом уровень Ледовитого океана был гораздо ниже, чем сейчас. Считается, что 5 млн лет назад он был мельче на целых 300 м, после чего резко набрал уровень и снова спадал уже позднее, около 11−12 тысяч лет назад, на 130 м.

 

Поэтому и многие низинные берега, и мелководье Ледовитого океана — это участки тундры, затопленные уже на веку человечества. Они сложены многолетнемерзлыми породами и отличаются крайней нестабильностью: чувствительны и к механическим воздействиям, и к изменению температурного режима. Их перспектива — таяние, которое будет сопровождаться активным выделением газов, в первую очередь метана.

 

Борьба за континентальный шельф

 

Наследие ледниковья

 

Метан будет выделяться в основном при разрушении газогидратов — комплексов метана и воды. Они накапливались многие века в ходе медленного разложения органики на большой и холодной глубине, где давление превышает 25 атм., а температура не забирается выше нуля. После того как дно поднялось, какое-то время они еще сохраняли стабильность, но нагревание рано или поздно приводит к их распаду. Поэтому сегодня устойчивость берегов и прибрежных зон Ледовитого океана оказывается под большим вопросом.

 

Несколько лет назад выделения метана были замечены на дне Восточно-Сибирского шельфа. Исследования показали, что залегающие там газогидраты пребывают в «пограничном состоянии». Достаточно придонной воде нагреться менее чем на градус, как метан начнет выделяться в атмосферу гораздо интенсивнее. А ведь его «парниковый потенциал» оценивается в десятки раз выше, чем у углекислого газа.

 

По счастью, есть у Арктики и другие берега — надежные, скальные массивы — берега Скандинавии и Кольского полуострова, Таймыра и Чукотки, острова Канады и Гренландия… Ну а самым противоречивым местом севера можно назвать Исландию, страну льда и огня, единственный крупный остров, через который проходит рифтовый хребет и который находится на двух тектонических плитах.

 

Борьба за континентальный шельф

 

Сокровища севера

 

Сколько же в Арктике полезных ресурсов — например, углеводородов? Точных цифр нет ни у кого, и разброс в оценках значителен. Например, американские геологи предполагают, что за Полярным кругом (включая запасы шельфа и сухопутных месторождений) находится примерно 400 млрд баррелей нефтяного эквивалента, или 20% всех технически извлекаемых запасов.

 

Однако эти ресурсы арктической зоны распределены неравномерно. У берегов Аляски больше нефти, а вот у России — львиная доля северных запасов природного газа. Неудивительно, что мировым лидером в области добычи нефти на арктическом шельфе (в море Бофорта) являются США, а Россия только начала работы в Печорском море, на месторождении Приразломное. Зато на суше, в приполярной зоне Западной Сибири, успешно добываются и нефть, и газ — здесь вообще сосредоточено около 90% всей добычи природного газа в России и порядка 80% - нефти.

 

Кроме углеводородов, на шельфе (особенно в руслах затопленных долин древних рек) возможны обширные залежи твердых полезных ископаемых, включая такие вожделенные, как алмазы и золото. Вопрос в том, где территориально находятся эти месторождения, то есть кто и на каких основаниях может вести их разведку и разработку.

 

Трудности определений

 

Правовая принадлежность полезных ископаемых арктического шельфа определяется рядом международных конвенций. Согласно статье 76 Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года, континентальный шельф прибрежного государства включает в себя морское дно и недра, простирающиеся за пределы его территориальных вод «на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка».

 

Почти строго геологическое определение, входящее в юридический документ, раскрывается пунктами 4−6 этой статьи, в которых описывается порядок установления подводной границы материков. Ключевыми являются измерения глубин, которые позволяют определить угол наклона и толщину материкового плато, уходящего к океанскому дну. Для проведения где-то новой границы мы должны доказать, что слой осадочных пород здесь, не прерываясь, связывается с нашим материком и что толщина его составляет не меньше 1% от расстояния до подножия склона.

 

Для получения детальных геологических данных требуются сложные исследования, включающие эхолокацию, подводное сейсмоакустическое профилирование, донный пробоотбор, опорное бурение… Именно нехватка таких данных и послужила раньше, в 2001 году, основанием для отвода первой российской заявки на изменение границ ее шельфа. Однако в нынешнем году ученые считают, что строгих доказательств собрано уже достаточно.

 

Борьба за континентальный шельф

 

Подводный приз

 

Основные аргументы России заключаются в том, что хребты Ломоносова и Менделеева, равно как и поднятие Альфа и Чукотское, являются останками древней континентальной коры и имеют прямое «родство» с прилегающим шельфом. Но какой суше эти хребты роднее? Датчане и канадцы полагают, что хребет Ломоносова связан, скорее, с Гренландией (датчане) и Землей Элсмира (канадцы). Остается открытым и вопрос о наличии в нем крупных разломов — ведь границы шельфа прибрежных стран могут быть проведены только до них.

 

Впрочем, даже если доводы России будут приняты, это еще не означает конца игры. ООН не проводит границы: если специальная комиссия решит, что все доказательства российская сторона собрала и правильно оформила, она даст рекомендацию на проведение переговоров с соседними странами, которых также касается данный вопрос. Не исключено, что длиться они будут еще очень долго. Впрочем, сегодняшние конкуренты могут и пойти на неожиданные соглашения и альянсы: уж слишком много находится «посторонних», желающих прийти в Арктику.

 

В центральной части Ледовитого океана расположены глубоководные котловины, которые в принципе не могут оказаться в чьей-либо экономической зоне. Самые крупные из них — Канадская котловина, а также котловины Нансена, Амуденсена и Макарова, где глубины могут превышать 5 км. Здесь могут спокойно оперировать не только страны, имеющие выход к арктическому побережью, но и вообще кто угодно. Не случайно большую научно-исследовательскую работу разворачивает Китай, который приобрел ледокол и проводит собственные полярные экспедиции.

 

Цена шельфа

 

В том, что «надо идти на шельф», еще несколько лет назад не сомневался никто. Нефтяная сокровищница возбуждала умы не только северных стран — даже Индия, Китай, Япония, Корея и Сингапур грезили хотя бы субподрядным участием в неминуемом разделе «арктического пирога». Однако падение цен на нефть в 2014 году несколько охладило горячие головы.

 

«Технически извлекаемые» запасы — не значит коммерчески выгодные. При себестоимости нефти выше определенного уровня ее добыча становится просто нерентабельной. Если грунты морского дна слабые, газонасыщенные, а регион сейсмический, то себестоимость разработки такого месторождения взлетит просто до небес. Поэтому береговые месторождения выглядят не намного более надежным бизнесом. Пример такого удачного места — полуостров Ямал, который внедряется в Карское море и служит природной платформой для добычи газа.

 

Кстати, есть в этом регионе еще один малоизвестный резерв углеводородов — Баженовская свита. Это пачка древних отложений мощностью от 20 до 60 м, сформировавшихся на грани юрского периода, и это самые большие в мире запасы «сланцевой нефти». Известна Баженовская свита с конца 1960-х, хотя интереса долгое время не вызывала: вокруг было достаточно традиционных месторождений. Однако сланцевый бум в США заставил и Россию внимательнее отнестись к своим запасам, тем более расположенным так удачно, на уже освоенных территориях со всей необходимой инфраструктурой.

 

Борьба за континентальный шельф

 

Прочие ценности

 

Освоение Арктики не обязательно связано с погоней за нефтью. Для некоторых стран север — это новый шанс снизить свою зависимость от углеводородов. Ведь здесь сосредоточены грандиозные запасы металлических руд — черных, цветных, редких, редкоземельных и драгоценных. Индий и платина, палладий и ниобий, хром, марганец, рений, вольфрам, молибден, литий, никель, медь — современным технологиям нужна вся таблица Менделеева, и в горах Приполярья все это есть.

 

Исторически освоение полярных богатств началось в Северной Европе. Еще в середине XVII века на севере Швеции была обнаружена железная руда высочайшего качества. В конце XVII века горняки дошли и до Кольского полуострова, где начали добывать медную руду и серебро. А в 1868 году в долине реки Ивалойоки в Лапландии обнаружилось золото. Это дало старт «золотой лихорадке», за время которой сформировались традиции финских старателей. Именно они были в числе пионеров, которые несколько десятилетий спустя отправились на Клондайк.

 

Об огромных минеральных богатствах Кольского полуострова, Таймыра, Восточной Сибири российские геологи заговорили еще в начале ХХ века. Николай Урванцев, отправленный в устье Енисея искать месторождения угля, обнаружил платину, никель, медь — роскошный Норильский комплекс месторождений. В 1920-х Александр Ферсман открыл богатейшие залежи медно-никелевых руд и апатитов Кольского полуострова. Экспедиции Юрия Билибина и Валентина Цареградского подарили стране золото Колымы.

 

Совершенно уникальна группа месторождений Томтор восточнее Таймыра. Открытый еще в 1959 году массив долгое время не вызывал особого интереса, пока — в самом конце 1980-х — не стало ясно, что он скрывает настоящее богатство. Нибоий, иттрий, скандий, лантан, церий, празеодим, неодим, самарий, европий, титан — Томтор стоит в ряду крупнейших рудоносных провинций мира.

 

Понемногу раскрывается и огромная кладовая Гренландии. Уже сегодня на острове эксплуатируются месторождения свинцово-цинковых руд Марморилийка, где залегает 10% всех мировых запасов этих металлов. Здесь добывают уран, хром, готовятся к разработке молибдена… Арктика — это огромные запасы ископаемых, которые могут сыграть ключевую роль в развитии экономики нового типа и избавлении человечества от «нефтяной зависимости». Если, конечно, природа даст нам время.

 

Теплое будущее

 

Арктика играет огромную роль в нашей жизни, даже если сами мы этого не замечаем. В определенной степени это «кухня погоды»: взаимодействуя с воздушными потоками из субтропических широт, она формирует климат всего умеренного пояса. Именно отсюда с завидным постоянством спускаются на юг гигантские ледники, сметая все на своем пути…

 

При этом Арктика остается удивительно уязвимой. Изменение температуры всего на один-два градуса меняет здесь всё. В полярных областях «плюс-минус один» — это сохранение или исчезновение снега, льда, мерзлоты. Это жизнь или гибель для многих видов растений и животных, адаптированных эволюцией к обитанию на холоде. Природа Арктики крайне хрупка, связи ее экосистем сложны и плохо предсказуемы. Арктика во многом еще остается Terra Incognita.

 

Где еще можно до сих пор совершать классические географические открытия? А ведь не далее как летом 2015 года российская экспедиция к архипелагам Земли Франца-Иосифа и Новой Земли обнаружили девять островов размерами до 2 км, которых не было на самых современных картах, а один ранее известный залив оказался проливом… Похоже, мы еще долго будем корректировать карты севера и еще дольше — наносить значки новых месторождений полезных ископаемых. Кому же должна принадлежать Арктика как не России?

 

Борьба за континентальный шельф

 

Россия претендует на площадь морского дна за пределами 200-мильной зоны в пределах всего российского полярного сектора с включением зоны Северного Полюса и южной оконечности хребта Гаккеля. Речь идет о площади расширенного континентального шельфа в Северном Ледовитом океане, которая составляет 1,2 млн.кв. километров.

 

Напомним, что в 2001 году Россия подала общую заявку на признание континентального шельфа российской территорией. Она касалась как Охотского моря, так и Арктической части. В 2004 году было принято решение эти заявки разделить.

 

В 2014 году Комиссия ООН по границам континентального шельфа удовлетворила заявку России о включении в состав ее континентального шельфа анклава площадью 52 тыс. кв км, находящегося в срединной части Охотского моря. По другой заявке члены Комиссии предложили России представить дополнительную информацию.

 

В феврале 2015 делегация России представила в Комиссию обновленную заявку по Арктике.

 

Следует отметить, что вопросы использования и освоения различных зон Мирового океана регулируются Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. В настоящее время участниками Конвенции являются 155 стран. Россия ратифицировала Конвенцию в 1997 году.

 

Комиссия по границам континентального шельфа была создана в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву. В ее состав входит 21 эксперт. Все они являются специалистами в области геологии, геофизики или гидрографии. Эксперты избираются сроком на пять лет.

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх